Крокин галерея. Vladey. Весенние торги 2021.

«Кремль», 2017, xолст, акрил
120 х 195 см

Впервые произведение было показано в рамках персонального проекта Константина Батынкова «Всюду жизнь», проходившего в Российской Академии Художеств в 2019 году. В том же году произведение было представлено на персональной выставке в Государственном Институте Искусствознания.

Говоря о Константине Батынкове, надо сразу перейти к главному. По крайней мере, к главному в его искусстве. Оно действительно говорит о главном, о масштабном. Именно в этом формате Батынков раскрывается в полноте и способен на многое.

Проект «Кремль» как раз об этом; о знаке, о символе и об особом взгляде на, казалось бы, привычное, но увиденное с особого ракурса и доступное очень немногим. Перед нами дополненная реальность, перед нами то, что раскрывается на ином уровне восприятия.

Да это, безусловно, пейзаж. Но пейзаж, написанный с натуры, предварительно созданной в авторском воображении, где возможно почти всё. С одной стороны, это произведение заключает в себе то, что характерно стилистике Батынкова, что интригует зрителя, увлекая его в нескончаемый поток фантастических сюжетов и сложных метаморфоз почти космического действия, что отличает Батынкова как художника, делает его узнаваемым. С другой же стороны, особенностью этой работы становится выразительная импрессионистическая интонация ее живописи в сочетании со знакомой и чрезвычайно насыщенной в своей событийности сюжетной линией.

Перед нами произведение хрестоматийное, образец современного мифотворчества знакового художника, носителя собственного стиля и собственной мифологемы.

Александр Петровичев

В Крокин галерее

ЛОТ 127

https://vladey.net/ru/lot/7566

ПРОДАНО

Контантин Батынков про космос

«Нечего мне сказать про космос!

В начале 90-х я купил шикарный альбом про космос для детей, переведённый с «американского» языка. В нём на предпоследней странице была маленькая заметка и фотография Гагарина. Обидело. И я нарисовал картинки на тему «Русские приоритеты». В космосе мы как были первыми, так ими остались, а промышленные и военные приоритеты и Советского Союза и современные, это и есть русский космос. Не кино про гуманоидов, а вполне конкретные железяки, которые делались и делаются на наших закрытых военных заводах.

Чаще всего, когда я думаю о космосе, у меня возникает в голове картинка, — шарик, несущийся в пустоте, а на нём ползают муравьи-человечки и пытаются что-то из себя изобразить, но неожиданно из космоса прилетает булыжник. Далее возможны варианты.

Космос ведь совершенно не изучен и не понятен. Стоит нам что-нибудь туда отправить чуть дальше возможного, сразу всё ломается, и обломки сгорают в плотных слоях атмосферы. Все эти зонды на Марс замолкают, кто бы их не запускал. Смотрим фотографии из космоса, но остаётся принимать их только на веру.

Я, например, в детстве космонавтом быть не хотел. Это просто не реально себе представить. В детстве я играл в «войнушку». Там немцы, тут мы, партизаны. Здесь было всё ясно. Для воображения себя космонавтом не было какой-то конкретики. Например, тогдашний московский Планетарий не производил на меня серьёзного впечатления, чего не скажешь о цирке или зоопарке. Они более осязаемы, отсюда и впечатление. Когда тебе фингал поставят, это впечатляет, когда ты лежишь в Крыму и смотришь на звёзды, это впечатляет, а коврик с лампочками не впечатляет. Мы живём земными переживаниями, нам понятными. Вот если булыжник оттуда прилетит, вот тогда хоть что-то может и проясниться.«

Константин Батынков

WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑